Strict Standards: Only variables should be passed by reference in /home/yodexru/domains/yodex.ru/public_html/law/str/inc/functions.inc.php on line 981

Strict Standards: Only variables should be passed by reference in /home/yodexru/domains/yodex.ru/public_html/law/str/inc/functions.inc.php on line 634
<br /> <b>Deprecated</b>: Function eregi() is deprecated in <b>/home/yodexru/domains/yodex.ru/public_html/law/str/plugins/etc.php</b> on line <b>217</b><br /> <br /> <b>Deprecated</b>: Function eregi() is deprecated in <b>/home/yodexru/domains/yodex.ru/public_html/law/str/plugins/etc.php</b> on line <b>226</b><br /> <br /> <b>Strict Standards</b>: Only variables should be passed by reference in <b>/home/yodexru/domains/yodex.ru/public_html/law/str/inc/functions.inc.php</b> on line <b>634</b><br /> <br /> <b>Deprecated</b>: Function eregi() is deprecated in <b>/home/yodexru/domains/yodex.ru/public_html/law/str/plugins/etc.php</b> on line <b>249</b><br /> Экзекватура « Юридический справочник, поиск терминов
поиск по юридическим сайтам

список юридических терминов:
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

  главная | статьи

 

Strict Standards: Only variables should be passed by reference in /home/yodexru/domains/yodex.ru/public_html/law/str/inc/functions.inc.php on line 634
« Сервитут | Естественная монополия »

Экзекватура


Экзекватура (от лат. exsequor — выполняю) — в международном праве:

1) приведение в исполнение в данной стране судебного решения, вынесенного в другой стране;

2) официальный документ удостоверяющий признание консула правительством принимающего государства.


Экзекватура аутентичных актов согласно регламенту Брюссель I и Луганской конвенции[1]

Экзекватура аутентичных актов, введенная Регламентом ЕС № 44/2001 от 22 декабря 2000 г. о юрисдикции, признании и исполнении решений по гражданским и торговым делам[2] и Луганской конвенцией от 16 сентября 1988г., посвященной тому же вопросу, в отношении стран ЕАСТ[3] (Швейцария, Норвегия, Исландия) и ЕС, несмотря на всю ее значимость, представляет собой ту сторону европейского юридического пространства, рассмотрением которой часто пренебрегают. Я же настаиваю на важности Луганской конвенции, которая остается открытой для присоединения других государств (ст.62) и, вполне возможно, России. Отметим, что Польша уже присоединилась к Конвенции, которая вступила для нее в силу с 1 февраля 2000 года.

Настоящий доклад затрагивает три основных вопроса экзекватуры аутентичных актов:

1) понятие аутентичного акта;
2) условия предоставления экзекватуры;
3) процедура экзекватуры.


I. Понятие аутентичного акта.

Ни Регламент Брюссель I, ни Луганская конвенция не содержат определения аутентичного акта. Согласно абз. 3 ст. 57 Регламента и абз. 2 ст. 50 Конвенции, «акт должен отвечать условиям, необходимым для признания его аутентичным в государстве его происхождения».

Тем не менее, по запросу стран ЕАСТ это понятие было уточнено в докладе по Луганской конвенции Женард-Мёллера (Jenard-Möller). В частности, акт считается аутентичным, если он удовлетворяет следующим трем условиям (№ 72) :

a) Аутентичность придана акту публичным органом (либо специально уполномоченным лицом)[4]. Кроме того, уточняется, что «равным образом считаются аутентичными по смыслу §1 соглашения в сфере алиментных обязательств, заключенные с участием органов управления или удостоверенные ими» (абз. 2 ст. 57 Регламента). Напротив, частные акты, заключенные без участия органа власти (например, датский «gaeldsbrev»), не включаются в понятие аутентичного акта, даже если специально указано, что такие документы могут являться основой для принудительного исполнения[5].

b) Аутентичность распространяется не только на подпись, но и на содержание акта. Аутентичный акт должен закреплять юридический акт волеизъявления (negotium), а не любой материальный факт или представлять собой только средство доказывания. Отсюда следует, что по смыслу Регламента и Луганской конвенции не являются аутентичными частные акты, лишь подпись на которых была удостоверена «публичным нотариусом» в Великобритании. Следует подчеркнуть важность данного положения в отношении современной российской нотариальной практики: акты, в которых удостоверена только подпись, не подлежат экзекватуре в рамках Регламента или Конвенции.

c) Акт подлежит исполнению в государстве-месте происхождения. Иными словами, акт должен быть исполним в государстве-месте его происхождения без каких бы то ни было дополнительных процедур. Например, данное условие не выполняется в отношении актов «публичных нотариусов» Великобритании и Ирландии. Это условие также не будет исполнено, если акт по каким либо причинам не может повлечь юридических последствий в государстве-месте своего происхождения, например, в случае выдачи его некомпетентным нотариусом или вне пределов действия аутентичных актов (так, в частности, в Италии предметом аутентичных актов могут быть только долговые обязательства).

Таким образом, определение аутентичного акта по смыслу Регламента и Луганской конвенции было уточнено – оно касается прежде всего нотариальных актов. Но следует подчеркнуть, что данное понятие известно не во всех странах-участниках названных соглашений.

Если во Франции, Германии (ст. 724 ГПК), Бельгии (ст. 1319, 1334, 1386 и 1393 Кодекса судоустройства), Греции (ст. 904 ГПК), Испании (ст. 1427 ГПК), Люксембурге (ст. 37 закона от 09.12.1976г. «О нотариате»), Голландии (ст. 436 ГПК), Италии (ст. 474-479 ГПК), Австрии понятие непосредственно исполнимого аутентичного акта в большей или меньшей степени распространено, то его совсем нет в Великобритании, Ирландии и Швейцарии. В Шотландии документы, которые закрепляют обязательство совершить определенное действие (заплатить деньги, выполнить работу, передать имущество и т.д.) могут быть занесены в официальный реестр. Выписка из этого реестра исполняется в том же порядке, что и судебное решение. Соответственно, такие выписки подпадают под понятие исполнимого аутентичного акта по смыслу Регламента и Луганской конвенции[6].


II. Условия предоставления экзекватуры.

При наличии вышеназванных признаков аутентичного акта, он может стать предметом экзекватуры.

Прежде всего, оговоримся, что предметом нашего внимания является только экзекватура (придание исполнительной силы), исключая вопросы признания. Если же затрагивать проблемы признания заключенного сторонами частного соглашения, то решение вопроса о его действительности относится к сфере международного частного права, коллизионных норм, а не к проблеме признания[7].

Первое условие предоставления экзекватуры основано на том, что аутентичный акт должен попадать в сферу действия Конвенции или Регламента, а именно «в гражданскую или коммерческую сферу». Так, публично-правовые долговые обязательства, например, касающиеся уплаты гонорара немецкому нотариусу, не подпадают под действие Регламента или Конвенции. Также Регламентом или Конвенцией не регулируется действие аутентичных актов по тем вопросам в сфере гражданского права, которые они прямо исключают из своего предмета (вопросы гражданского состояния и дееспособности, режим имущественных отношений супругов, завещания, наследование, несостоятельность, конкордаты[8], социальное обеспечение, арбитраж). В то же время, следует подчеркнуть, что Регламентом и Конвенцией охватываются алиментные обязательства. Так, исполнительные документы по алиментным обязательствам, совершенные должностным лицом или служащим Немецкой службы по делам молодежи (Deutsches Jugendamt) подлежат исполнению в другой стране-члене ЕС или стране-участнице Конвенции[9].

Второе условие предоставления экзекватуры касается требования о том, чтобы аутентичный акт был составлен в государстве-члене ЕС или государстве-участнике Конвенции. В данном случае гражданство или место жительства сторон не имеют значения. Аутентичные акты, составленные в консульских учреждениях за рубежом считаются исходящими из самого государства, то есть считается, что государство представлено консулом. Вообще экзекватура консульских аутентичных актов основана на том допущении, что консул соответствующего государства, в соответствие с международным законодательством и, главным образом, Венской конвенцией «О консульских сношениях» от 24 апреля 1963 г., уполномочен на составление актов, обладающих исполнительной силой, в государстве пребывания.

Третье условие предоставления экзекватуры – акт должен быть аутентичным. Оценка соблюдения данного требования производится согласно законодательству государства-места происхождения акта, а также названных выше критериев, перечисленных в докладе Женард-Мёллера.

Также следует проводить важное и тонкое разграничение между аутентичностью акта, с одной стороны, и его действительностью как negotium (волеизъявления), с другой стороны. Естественно, признание исполнительной силы акта возможно только если он действителен. Несомненно, действительность акта является подразумеваемым условием экзекватуры.

Тем не менее, важно различать аутентичность и действительность акта с точки зрения условий экзекватуры. Недопустимо включать требование о действительности сделки в состав условий предоставления экзекватуры, позволяя, тем самым, соответствующему органу власти в рамках процедуры признания и исполнения принимать решение о возможной недействительности аутентичного акта. Действительность или недействительность сделки следует из ее существа (а не из экзекватуры) и иск о признании сделки недействительной выпадает из прямой компетенции Регламента или Конвенции. Как верно отметил Дроз, «нельзя допустить искажения норм, вводя в процедуру экзекватуры иск о недействительности сделки, который обычно должен предъявляться в суде другого государства-участника Конвенции»[10]. Таким образом, действительность акта волеизъявления не подлежит контролю со стороны судьи, решающего вопрос о предоставлении экзекватуры, более того, действительность может быть оспорена даже после предоставления экзекватуры[11].

Но на практике в ряде стран (например, в Германии, в соответствии с §§ 12 и 14 AVAG[12]) такая точка зрения не поддерживается и является допустимым, когда при экзекватуре аутентичного акта ответчик вправе приводить возражения по существу, затрагивая вопросы действительности сделки.

Следует уточнить, что когда, например, речь идет об отсутствии компетенции у нотариуса или выходе за пределы сферы действия аутентичных актов, под вопрос ставится именно аутентичность акта, а не его действительность.

Четвертое условие предоставления экзекватуры вытекает из принципа немедленного придания исполнительной силы акту в стране его происхождения. Это условие считается не соблюденным с того момента, как, к примеру, нотариальный акт прекратил свое действие в стране-месте происхождения вследствие какого-либо порока. Напротив, хотя акты, созданные в Великобритании и Ирландии, не могут являться предметом экзекватуры в силу невыполнения данного условия, эти две страны должны будут принять к исполнению акты, составленные в странах континентального права и наделенные исполнительной силой.

Пятое условие предоставления экзекватуры – отсутствие нарушения публичного порядка. Если абз. 1 ст. 50 Брюссельской и Луганской конвенций останавливаются на простой констатации того, что аутентичный акт противоречит публичному порядку запрашиваемого государства, то абз. 1 ст. 57 Регламента использует формулировку: «явно противоречащий публичному порядку государства-члена». Использование наречия «явно» направлено на то, чтобы подчеркнуть исключительный характер использования ссылки на публичный порядок как основание отказа в экзекватуре.

Различают нарушения процедурного публичного порядка (то есть таких процедурных правил составления аутентичного акта, которые рассматривались бы как касающиеся публичного порядка) и материального публичного порядка (то есть материальных норм, затрагивающих публичный порядок). В то время как нарушение процедурного публичного порядка при составлении аутентичных актов кажется очень маловероятным, то нарушение материально-правового публичного порядка запрашиваемого государства, напротив, вполне возможно (например, экзекватура аутентичного акта, закрепляющего обязанность произвести оплату по контракту, который противоречит положениям картельного законодательства страны)[13].

Нужно отметить, что не существует никаких иных условий для предоставления экзекватуры аутентичному акту. Это означает, что прочие основания для отказа в экзекватуре, содержащиеся в п. 2 (соблюдение права на защиту), п. 3 и п. 5 (несовместимость решений) ст.27 Брюссельской и Луганской конвенций, а также в п. 2, 3, 4 ст. 34 Регламента, в отношении экзекватуры аутентичных актов не действуют. Отметим также, что отсутствует условие о международной компетенции составления, подлежащих экзекватуре аутентичных актов, какому-либо особому виду государственных органов.

III. Процедура экзекватуры.

Прежде всего оговоримся, что процедура экзекватуры может быть запущена только, если соответствующее государство компетентно в отношении должника (который, к примеру, в нем проживает).

По своему характеру процедура принятия решения об экзекватуре, согласно ст. 31 Луганской конвенции и ст. 38 Регламента (абз. 1 ст. 57 Регламента, абз. 1 ст. 50 Конвенции), представляет собой самостоятельный односторонний процесс. Это означает, что аутентичный акт объявляется подлежащим исполнению в соответствующем государстве с момента завершения всех предусмотренных формальностей (ст. 46-49 Луганской конвенции и ст. 53-56 Регламента), при этом «сторона, об исполнении против которой ходатайствуют, на этой стадии не может представлять замечаний» (абз. 1 ст. 34 Луганской конвенции и ст. 41 Регламента. Абзацем 4 ст. 57 Регламента предусмотрено новое правило: «соответствующий орган власти государства-члена, в котором совершен аутентичный акт, выдает по заявлению любой заинтересованной стороны свидетельство, используя бланк, форма которого приводится в Приложении VI к настоящему Регламенту».

Следует подчеркнуть, что на данной первой односторонней стадии процедуры ответчик в процедуре экзекватуры не может вступить в процесс. В силу п. 2 ст. 34 Луганской конвенции «в удовлетворении ходатайства (об экзекватуре – А.С.) может быть отказано только по основаниям, предусмотренным ст. 27 и 28». А ст. 41 Регламента (а также ст. 57 в отношении аутентичных актов и мировых соглашений) предусматривает, что в первой инстанции (в рамках односторонней процедуры) основания для отказа в экзекватуре не рассматриваются. В соответствующих случаях это возможно только во второй и третьей инстанции.

Если принудительное исполнение аутентичного акта разрешено, ответчик может обратиться с жалобой на решение об экзекватуре, которой возбуждается теперь уже состязательная процедура (ст. 36 Луганской конвенции и абз. 1 ст. 37 ее же по вопросу подсудности; ст. 43 Регламента и Приложение III к нему по вопросам подсудности). Обжалование возможно и со стороны заявителя, в том редком случае, когда его ходатайство об экзекватуре было отклонено (ст. 40 Луганской конвенции и ст. 43 Регламента).

Решение, вынесенное по жалобе может стать предметом рассмотрения в третьей инстанции (абз. 2 ст. 37 и ст. 40 Луганской конвенции; ст. 44 Регламента и Приложение IV к нему по вопросу подсудности).

Сослаться на нарушение публичного порядка как основание к отказу в экзекватуре согласно Луганской конвенции (ст. 50) возможно уже в первой инстанции, а согласно Регламенту (ст. 57) только во второй или третьей. Такое основание должно быть рассмотрено судьей по собственной инициативе[14].

Однако, является ли данное основание к отказу единственным, на которое можно сослаться, как это может показаться из формулировки ст. 50 Луганской конвенции и ст. 57 Регламента?

В свете изложенных нами выше условий экзекватуры аутентичных актов, ответ должен быть отрицательным[15]. Действительно, было бы неверно лишить ответчика возможности ссылаться на несоблюдение в конкретном случае формальных условий действительности аутентичного акта (например, акт не был надлежащим образом составлен в государстве его происхождения, акт не имеет в нем исполнительной силы, не были представлены, требуемые Конвенцией или Регламентом, документы). Напротив, как мы отмечали выше, ответчик не должен иметь возможности в рамках процедуры экзекватуры оспаривать действительность акта волеизъявления, содержащегося в аутентичном документе, по существу. С этой целью он должен подать отдельный иск о недействительности (или ничтожности) сделки в суд, согласно правилам международной подсудности, установленным Конвенцией или Регламентом.

Отметим также что, если аутентичный акт касается одновременно и вопроса, относящегося к Конвенции и вопросов, не подпадающих в предмет ее регулирования, то частичная экзекватура возможна, но только если различные положения иностранного аутентичного акта могут быть разделены[16].

* Почетный профессор юридического факультета Университета г. Лозанна (Швейцария), бывший директор Центра европейского права и сравнительного правоведения. Данный доклад был сделан в ходе международной конференции «Исполнительная сила нотариального акта в международных отношениях. Правовое регулирование имущественных прав в странах Восточной Европы и СНГ. Вопросы взаимодействия нотариусов этих стран», прошедшей в Смоленске 29-30.11.2002 г.

[1] В переводе с фр. языка аспиранта кафедры гражданского процесса Уральской государственной юридической академии А. Смирнова.

[2] Официальная публикация: JOCE № L 12 от 16.01.2001.

[3] Европейская ассоциация свободной торговли (прим. перев.)

[4] Например, «corredor colegiado de comercio» в Испании (Aix-en-Provence, 2 mars 2000, RCDIP 2001, 163) или исполнительный лист судебного исполнителя (OLG Saarbrücken, 6 juillet 1998, IPRax 2001, 207, 238).

[5] Суд ЕС, Постановление от 17.06.1999, публ. 260/97, Unibank и J. Kropholler, «Europäisches Zivilprozessrecht – Kommentar zum EuGVO und Lugano-Übereinkommen », 7e éd., Heidelberg 2002, ad art. 57, n° 3, p. 484-485.

[6] См. Y. Donzallaz, « La Convention de Lugano du 16 septembre 1988 concernant la compétence judiciaire et l’exécution des décisions en matière civile et commerciale », Berne 1997, vol. II, p. 287.

[7] См. Y. Donzallaz, указ. соч. vol. II, p. 97 et H. Gaudemet-Tallon, « Les Conventions de Bruxelles et de Lugano », 2e éd., Paris 1996, p. 307, n° 416.

[8] Соглашения о частичном сложении долга или отсрочке платежа (прим. перев.).

[9] См. Paris, 22 février 1990, D.S. 1990 IR 108 et Clunet 1991, 162 ; La Haye, 18 octobre 1985, N.J. 1986, n° 512, observ. Schultsz.

[10] G. Droz, « Compétence judiciaire et effets des jugements dans le Marché Commun/Etude de la Convention de Bruxelles du 27 septembre 1968 », Paris 1972, p. 395, nos 620 ss et H. Gaudemet-Tallon, op. cit., p. 309, n° 419.

[11] Paris 22 février 1990, JDI 1991, 162, observ. Huet et D. 1990 IR 108.

[12] Закон о международных договорах о признании и исполнении иностранных судебных решений (прим. перев.)

[13] Пример цитируется по Kropholler, указ. соч. ad art 57, n° 13, p. 489.

[14] См. Kropholler, указ. соч. ad art. 57, n° 13, p. 488.

[15] См. в связи с этим Kropholler, указ. соч. ad art. 57, n° 14 ss, p. 489-490

[16] Cм. Paris, 22 février 1990, JDI 1991, 162, observ. Huet et D. 1990, IR 108






Бесплатная юридическая консультация

Вид консультации:
Ваш регион:
Ваше имя:
Телефон
Ваш вопрос (кратко)


Консультация осуществляется для городских и мобильных номеров Москвы и Московской области.
 

 
Rambler's Top100